В Украине должен быть вице-премьер-министр по вопросам оккупированных территорий, чтобы не на словах, а на деле решать проблемы беженцев и помогать людям, которые остались в захваченных Россией Крыму и Донбассе. Об этом в эксклюзивном интервью изданию “ГО

Бывший премьер-министр АР Крым, народный депутат от Блока Петра Порошенко Сергей Куницын считает, что правительство Украины не прилагает достаточных усилий по организации помощи людям, которые из-за российской агрессии потеряли свои дома и стали беженцами или вынуждены жить на оккупированных территориях. Об этом он заявил в эксклюзивном интервью корреспонденту издания “ГОРДОН”.

Нардеп отметил, что настроения жителей полуострова уже изменились. Они все чаще вспоминают, как жили при Украине. Недовольство новыми порядками особенно стало заметно после того, как зарплаты и пенсиипривели к общероссийскому знаменателю, а рубль снова уменьшился в цене по отношению к доллару.

На оккупированной территории у Куницына остались близкие родственники. С пожилой мамой он общается только по скайпу. Проведать ее не может, потому что местные власти внесли депутата в “черный” список. Но он продолжает поддерживать отношения с родными и хорошо знает крымские реалии. В 1990-х годах Куницын был мэром и председателем горсовета Красноперекопска (города, расположенного в северной части полуострова). С 1998 до 2005 года возглавлял Совет министров АРК, затем до 2010 года руководил Севастопольской городской госадминистрацией.

Никто не может запретить мне поехать домой. Однако в Крыму нет ни права, ни законов. Доедешь, а потом тебя схватит самооборона и кинет куда-то в подвал

– После оккупации Крыма вы живете в Киеве. Общаетесь с родственниками, которые остались на полуострове?

– В Крыму живет моя мама, ей 83 года, старшая сестра и племянники. Конечно же, мы общаемся. Как и других крымчан, их заставили оформить российские паспорта. Без него никакие услуги не оказывают, даже в больницу обратиться невозможно. Разговариваю часто с мамой по скайпу, потому что она приехать не может, а меня в Крым не пускают – я в “черном” списке. С ним интересная складывается ситуация: Федеральные таможенная и пограничная службы говорят, что никаких решений по запрету на въезд для меня не принимали. Но я знаю, что есть решение президиума госсовета Крыма. Конечно, никто не может запретить мне поехать домой, но там же нет ни права, ни законов как таковых. Доедешь, а потом тебя схватит самооборона и кинет куда-то в подвал. Я пытался с крымскими вождями говорить, просил предоставить возможность маму проведать и на могилу отца сходить. Они сказали, что ничем помочь не могут.

– Как сейчас в целом живется крымчанам, меняются ли их настроение и оценка новых властей?

– В первый год их заваливали деньгами. Пенсии платили больше, чем россиянам. У людей была эйфория. Теперь она закончилась. По моим данным, дотирование Крыма российскому бюджету обходится в 7 млрд долларов. Российские власти пытаются оптимизировать свои затраты. Пенсии и зарплаты стали приводить к общероссийскому знаменателю. При этом доллар уже за 60, а не 37 рублей, как год назад.

Как председатель Союза афганцев я скажу, что у нас тут какие-никакие льготы есть. А там ничего подобного, выдают мизерную денежную компенсацию. В Украине по рождению ребенка причитается приличная сумма, а там – всего 500 рублей в месяц. Многие социальные категории, например, дети войны, не считаются участниками Великой Отечественной войны и не имеют вообще никаких преференций.

Цены на многие продукты космические, уже выше, чем в Москве и Мурманске, даже на продукцию местного производства. Кроме того, в Крыму дефицит продуктов питания, особенно скоропортящихся, молочной продукции, например. Только курортные города снабжаются неплохо.

Туристы украинские есть, но не так много, как было прежде. Россияне забивают санатории и гостиницы. Приезжие за путевки заплатили и не слишком тратятся на все остальное. Прежде крымчане жили благодаря тем, кто приезжал дикарем. Они же не едут, потому что трудно добраться, сервис в Крыму никакой, а цены при этом сумасшедшие.

Людей, которые сдают в аренду квартиры, по российским законам обложили налогом – они платят один доллар с каждого квадратного метра сданной в аренду площади. При этом есть постояльцы или нет, никого не интересует – плати налог и все.

Сельское хозяйство полуострова оказалось в крайне тяжелом положении, потому что из Северо-крымского канала не поступает вода. Раньше 50% риса, который выращивался в Украине, обеспечивали рисоводческие хозяйства, расположенные в северных районах Крыма. Им для производства надо колоссальное количество воды, а ее нет. Хозяйства в упадке.

На промышленных предприятиях, которые еще работают, другая беда. Люди там зарабатывают гроши. Смотрите, пенсионерам платят по 20–30 тысяч рублей, а работникам содового или титанового заводов – всего 15 тысяч рублей в месяц. Это по нынешнему курсу 250 долларов. Поэтому счастья большого у крымчан уже нет. Последний оставшийся аргумент против Украины – это война на Донбассе. Дескать, были бы мы в Украине, и нас бы это касалось, а так живем мирно.

Нельзя отрезать Крым от всей Украины. Нужны где-то кнут, а где-то – пряник. Там уже и так есть ощущение разочарования. Так давайте этим пользоваться!

– Сказать, что Крым изолирован, нельзя. Сотни грузовиков ежедневно везут продукты, стройматериалы и другие товары из Украины.

– Послушайте, это совсем не те объемы. 70% продовольствия в Крым шло из Украины железнодорожными составами. Сейчас транспортное сообщение остановлено. Объемы поставок фурами весьма несущественны.

В этом смысле Украина права, что ведет себя столь жестко. Забрали территорию, сами с ней и разбирайтесь. А почему там рай должен быть? Но сейчас очень многое зависит от того, какой будет жизнь в самой Украине. Хорошо, что у нас гривна укрепилась (в том числе потому, что транш пришел), а российский рубль снова обесценивается. Санкции свое дело делают – подрывают экономику России. На полуострове порты закрыты, шенгенские визы крымчанам не дают, и для бизнеса созданы катастрофические условия. Ничего хорошего я там не вижу, и думаю, что скоро расстановка сил в регионе изменится. Люди ведь не слепые и могут изменить свое мнение.

Другое дело, что с демократией в Крыму туго. На полуострове установился полицейский режим. Как в советское время, под каждым кустом и в каждой розетке ФСБ. Тех же крымских татар незаконно арестовывали, убивали и до сих пор вызывают на допросы. Люди, которые оттуда переезжают в Украину, в первое время даже шепотом разговаривают, пока не освоятся. В таких условиях нужно думать об организации правовой защиты для крымчан.

– Многие политики считают, что Крым надо признать оккупированным, поставить границу и на некоторое время оставить людей в покое, чтобы они сделали свой сознательный выбор. Вы как считаете, нужно ли сейчас предпринимать усилия по возвращению Крыма?

– Конечно, в первую очередь его надо признать оккупированной территорией, оборудовать границу и переходы. Но нельзя отрезать эту часть от всей Украины. Если мы будем вести изоляционистскую политику, ничего хорошего не получим. Я считаю, что нужны вариативные меры: где-то кнут, где-то пряник. Там уже и так есть ощущение разочарования. Люди все чаще вспоминают, как они жили при Украине. Так давайте этим пользоваться!

Вот пример. Тысячи крымских школьников, которые закончили в этом году школу, хотят учиться в украинских вузах. Они понимают, что крымские дипломы – филькина грамота. Многие молодые люди-выпускники готовы ехать в Украину. Но поскольку им выдали документы об окончании школы российского образца, их нигде не принимают. Я предлагал министру образования открыть, скажем, в Херсоне специальный центр. Пускай он будет виртуальным, но чтобы крымские ребята могли там регистрироваться для поступления в украинские вузы. Такой очевидный прокол власти, что до сих пор ничего подобного нет.

Я думаю, нужна многоплановая государственная программа и по Крыму, и Донбассу, но ничего в этом направлении не делается. Я не устаю везде говорить, что правительство серьезно недорабатывает. Да, у нас создали государственное агентство, которое занимается проблемами оккупированных территорий. Однако статус главы этого госагентства ниже, чем у заместителя министра. Проблем миллион, а полномочий решить их нет. Его любой чиновник может строить и пинать. А должно быть наоборот – глава госагентства должен иметь право строить всех и пинать всех бюрократов. Это должна быть статусная должность, не меньше вице-премьера. Но ни такого человека, ни такой должности до сих пор нет, хотя полтора года уже прошло со времени оккупации полуострова. И мне не понятно почему.

– Но вы же народный депутат, неужели не можете повлиять?

– Я и так во все двери стучу, пытаюсь убедить своих коллег депутатов, чиновников министерств и главу Кабмина. Арсений Яценюк, даже как-то меня упрекнул, что я его все время критикую. Я попытался ему объяснить, что по Крыму нужны более значительные действия. Но он так и не услышал.

О том, что Россия потихоньку выдает свои паспорта крымчанам, мы знали еще в 2006 году

– Литовский МИД обнародовал информацию о гражданине РФ, который пытался получить транзитную визу. В его российском паспорте, выданном в декабре 2013 года, еще до оккупации, указывалось место рождения – “Крым. Россия”. Вы как-то можете прокомментировать данный случай?

– Выдача российских паспортов в Крыму не новость. В свое время, я еще в Севастополе губернатором работал, с 2006 по 2007 год, и уже тогда мы знали, что Россия потихоньку выдает свои паспорта некоторым гражданам Украины. Есть закрытые списки таких людей. Было выдано достаточно большое количество российских паспортов в Крыму. Так что нечему удивляться.

– То есть вы, будучи губернатором, знали о таких действиях. И почему ни вы, ни спецслужбы не реагировали?

– Консульство за руку ловить очень сложно. Выдача паспортов проводилась не публично, а по-тихому, в закрытом режиме. Я так понимаю, подобные вещи делали по указу президента России и не для широкого круга людей.

Что касается спецслужб в Крыму. До 2010 года они худо-бедно что-то делали. А когда пришел Янукович, они уже открыто работали на Российскую Федерацию, как и везде, по всей Украине. К слову, сейчас управление ФСБ в Севастополе возглавляет Петр Зима, который до этого руководил городским СБУ Севастополя. А сам он родом из Донецка. Так о чем тут говорить?

 

Симферопольский футбольный клуб “Таврия” как чемпиона Украины реанимируем. Он переедет в Херсон и будет готов к следующему сезону

– Вы являетесь вице-президентом Украинской федерации футбола и президентом симферопольского спортклуба “Таврия”.  Что сейчас с ним стало?

– Его вообще закрыли. Ребятам запретили играть в российском профессиональном футболе. Клуб распустили, потому что он был зарегистрирован по украинским законам. То есть де-факто его уже не существует. Я предложил “Таврию” как чемпиона Украины реанимировать и дать футболистам возможность играть в Херсоне.

Сейчас создана рабочая группа, мы готовим устав нового футбольного клуба с названием “Таврия”. Но к прежнему он никакого отношения иметь не будет. У бывшего спортклуба много долгов, а мы не хотим, чтобы у крымских властей появился повод требовать от нас их оплаты. Так что “Таврия” будет под тем же названием, но со всеми новыми документами. Мы уже обследовали спортбазу в Херсонской области, определили, что есть, чего не хватает. Клуб будет готов полноценно выступать к следующему сезону.