Сергей Куницын: Выборы скоро закончатся, но жить надо и дальше…

 

Не так давно один из наиболее известных крымских политических и общественных деятелей Сергей Куницын связал свою политическую деятельность с партией УДАР Виталия Кличко. Что стоит за этим решением? Насколько правдивы слухи о том, что Кличко – проект власти и кому выгодно их распускать? Как крымские УДАРовцы оценивают ход избирательной кампании? Эти и многие другие вопросы редакция интернет-издания «Глагол» задала лично Сергею Куницыну.

- Согласно последним социологическим опросам, партия УДАР обошла в рейтинге объединённую оппозицию. Но многие считают, что Кличко – проект Банковой. Как прокомментируете эти слухи?

Виталий Кличко уже ответил на этот вопрос. Несколько дней назад на эфире у Шустера он сказал, что альянса с Партией регионов не может быть априори. Если думать о 2015 году, то сейчас, на мой взгляд, вступление УДАРа в союз с оппозицией или Партией регионов похоронит политическую перспективу Кличко. УДАР – это не чей-то проект, а самостоятельная политическая сила.

Феномен её успеха прост – соцопросы показывают, что около 60% граждан Украины разочаровались как в «оранжевых», так и в «синих». А партия УДАР – это новая, по сути – «третья» политическая  сила. Люди (в первую очередь – молодые, до 35 лет), разочаровавшиеся как в одних, так и в других, и отдают своё предпочтение партии чемпиона мира. Вначале одни были у власти, потом – другие. Народ устал, видя, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Отсюда – секрет успеха Кличко.

- Чем Вы руководствовались, когда принимали решение связать свою политическую судьбу с партией УДАР?

Партия ветеранов Афганистана, в которой я являлся первым заместителем, проанализировала политическую ситуацию. На выборах 2010 года афганцы поддержали кандидата в президенты Виктора Януковича. Более того – лидер Партии ветеранов Афганистана, Сергей Червонописский, даже был в числе пяти официальных доверенных лиц Виктора Януковича. Будучи инвалидом первой группы, он объездил всю Украину. Мы надеялись, что после этого власть не только не забудет афганцев, но и окажет им практическую помощь. А что мы увидели на поверку? Мы увидели, что Госкомитет по делам ветеранов, которым гордилась вся Украина (это был единственный Госкомитет подобного рода в странах СНГ) и который много лет возглавлял Сергей Червонописский, был ликвидирован. В структуре профильного министерства оставили лишь службу по делам ветеранов, которая является структурным подразделением. Её руководитель не является членом Кабинета министров, она не имеет права принимать самостоятельные решения. Сегодня он любые вопросы, связанные с социальной защитой ветеранов, инвалидов и чернобыльцев, прежде чем принять, должен согласовать либо с министром, либо с заместителем министра. На мой взгляд, это просто несусветная глупость. Мы надеялись на то, что Сергей Червонописский как доверенное лицо станет как минимум советником Президента или председателем Госкомитета. Но в итоге новообразованную госслужбу возглавил даже не афганец. Партия регионов не поддержала Партию ветеранов Афганистана.

С нынешней оппозицией воинам-интернационалистам сложно идти вместе, потому что мы по своей сути не «оранжевые». Целый ряд принципов, заложенных в Манифесте Партии ветеранов Афганистана, расходится с принципами «Батькивщины». Да и особых предложений оттуда нашей партии не поступало. Лично мне поступали предложения от многих политических партий, но если бы я не был первым заместителем председателя Партии ветеранов Афганистана, я бы мог их рассматривать персонально. Но так как за мной стояла команда, то я не мог играть не в коллективную игру. С коммунистами мы тоже априори не можем сотрудничать. Я уже пояснил, почему мы отказались от сотрудничества с партией власти, а коммунисты сегодня – сателлиты партии власти. Что же касается партии «Украина – вперёд!», то ни для кого не является сегодня секретом, что это – проект Банковой. Не скрою, мне персонально поступали оттуда предложения, но, повторюсь, персонально я не мог принимать никаких решений, потому что за мной стояла команда.

Когда мы обсудили эту ситуацию, то осознали, что единственной предпочтительной для нас силой является партия УДАР Виталия Кличко, потому что она является новой силой и находится ближе к политическому центру – с партией власти они не сотрудничают, но и в Комитет сопротивления диктатуре они не вступили. Хочу сказать, что переговоры были непростыми. Партия УДАР не нуждалась в том, чтобы её кто-то усиливал. Но альянс с афганцами для них был интересен. Был УДАР, стал Афганский УДАР.

- Рассматривала ли Партия ветеранов Афганистана вариант с самостоятельным походом во власть?

Действительно, в левой руке у нас был самостоятельный поход во власть при отсутствии финансового ресурса, но при наличии партийной структуры и честного имени (особенно – после штурма парламента 20 сентября прошлого года). В правой у нас был союз с УДАРом. Но вы сами понимаете, что выгоднее – идти на выборы самостоятельно и набрать до 1% голосов, или идти в союзе с УДАРом и получить от двух до четырёх народных депутатов – среди первых пятидесяти кандидатов избирательного списка УДАРа четверо афганцев. Кроме того, мы сотрудничаем с УДАРом и в одномандатных округах. Так, у нас идут около 20-ти мажоритарщиков самовыдвиженцами – мы проводим социологические замеры и там, где сильнее представитель Партии ветеранов Афганистана, мы решаем вопрос о снятии с выборов кандидата от УДАРа и наоборот.

- Какие были настроения в рядах афганцев, когда они узнали о данном решении?

У нас есть две афганские организации. Первая – общественная, Украинский союз ветеранов Афганистана, который создал вторую – Партию ветеранов Афганистана. Но это – не одно и то же. Союз – это общественная организация. Руководители УСВА и ПВА – это разные люди. В Донецке и Луганске, например, местные руководители УСВА являются членами Партии регионов и депутатами местных областных советов от Партии регионов. Было бы наивно предполагать, что они поддержат УДАР. Поэтому, при создании ПВА в тех регионах, где руководители УСВА были беспартийными (как я, например), там они возглавили и ПВА. Там, где они были членами других партий, там, как правило, ПВА возглавляли их первые заместители. Афганцы однозначно поддержали идею создания партии. Правление УСВА одобрило переговоры ПВА с УДАРом и порекомендовало вести партии консультации с политической силой Кличко. После долгих дискуссий политсовет партии 24 голосами «за», 1 «против» и с 2 воздержавшимися принял решение поддержать партию УДАР.  Несмотря на разность политических взглядов, в целом даже в УСВА решение о сотрудничестве с УДАРом было воспринято позитивно.

- Сейчас – разгар избирательной кампании. Можно ли уже сейчас оценить, насколько честную борьбу ведут Ваши оппоненты?

Вы можете сами это проанализировать. Рейтинг УДАРа растёт всюду, причём даже в Крыму, хотя традиционно считалось, что электоральная опора партии Кличко – жители запада и центра Украины. Согласно соцопросу одной московской фирмы, по Симферополю – за Партию регионов – 35%, за коммунистов – 9%, за УДАР – 9%, за ОО – 4%, за партию Королевской – 3% , за «Нашу Украину» – 0,6 %. То есть в Крыму мы даже догнали коммунистов. Исходя из того, что рейтинг УДАРа растёт, партию стали всё чаще и чаще подвергать политической обструкции.

Так, на ГТРК «Крым» три раз в день крутятся подмётные грязные фильмы, в эфирное время представители партии власти, вместо того, чтобы рассказывать о том, что они сделали для народа, «мочат» УДАР. Избирателям рассказывают о «бандеровцах», «предателях», показывают фильмы о том, как на Западной Украине НКВДшники расстреливали людей и всё это почему-то связывают с именем Виталия Кличко. УДАР постоянно обливают грязью, на улицах раздаются миллионы лживых газет. В Крыму против УДАРа и меня лично ведётся «чёрная» PR-кампания. Сюда же – налоговые проверки в «Таврии». Была даже попытка свергнуть меня с должности председателя крымских афганцев, потому что я от имени организации в Крыму подписал договор о сотрудничестве с Кличко. Будь я просто председателем организации и если бы я шёл на выборы самостоятельно – я никому не был бы интересен. А так есть задача – Куницына снять с руководства крымскими афганцами, дискредитировать Кличко и попытаться разорвать наше политическое соглашение с ним. Но этот план не прошёл – я сам поставил перед организацией вопрос о доверии мне и все ребята единогласно меня поддержали. Все понимают, что выборы закончатся через 20 дней, но жить надо и дальше…

- С Вашим приходом в УДАР в Крыму рейтинг этой партии стал расти. Чёрные технологии против Вас, как видим, тоже дали обратный эффект. Можно ли теперь сказать, что решение Кличко сотрудничать с Вами и с Партией ветеранов Афганистана было правильным?

Думаю, мне не совсем корректно давать подобную оценку. Но я 23 года в политике. Был народным депутатом, 6 лет – премьер-министром, губернатором, трижды был мэром, главой администрации экономической зоны «Сиваш», четыре срока подряд депутатом Верховного совета Крыма. Естественно, у меня есть свой политический рейтинг. Безусловно, мой вклад в рост рейтинга УДАРа имеется. Это отмечали и руководители штаба, и лично Виталий Кличко. Так что УДАРу выгодно сотрудничать с нами, афганцами. Но и нам, афганцам, как я уже говорил, выгодно сотрудничество с Кличко.

20 сентября, в годовщину штурма парламента, мы собрались в Киеве возле памятника  погибшим в Афганистане и десять кандидатов в депутаты-афганцев подписали политический конвент о том, что, пройдя в парламент от разных политических сил, по вопросам социальной защиты инвалидов, чернобыльцев, афганцев, ветеранов Великой Отечественной войны, мы всё равно будем едины.

Сотрудничество с УДАРом выгодно для нас не только в плане попадания наших людей в парламент. Сейчас тысячи афганцев работают в составах избирательных комиссий, агитаторами. Я считаю, что это – очень хорошая школа в преддверии всех грядущих выборов.

- Как Вы считаете, Виталий Кличко готов всерьёз бороться в 2015 году за кресло президента?

Как вы знаете, он традиционно уходит от этого вопроса. Но, на мой взгляд, невооруженным взглядом видно, что Виталий Кличко – один из самых реальных претендентов на президентское кресло в 2015 году. Сейчас это уже не является секретом ни для кого.

- Как сейчас обстоят дела в футбольном клубе «Таврия», который Вы, по сути, возглавляете? Ведь в рамках той «чёрной» кампании, о которой мы говорили,  Вас и клуб пытались очернить. Это не только налоговые проверки, но открытые письма якобы от болельщиков «Таврии», которые оказались фикцией и многое другое…

Когда убрать меня с руководства афганцами не получилось, во всех организациях, которые я возглавляю – это и Федерация футбола, и ФК «Таврия» начались массовые проверки. Конечно же, это сыграло отрицательную роль на психологии футболистов. У нас и так с этим были проблемы – смена тренера это всегда болезненный процесс. Но, слава богу, команда, которую мы стараемся ограждать от этих вещей, начала показывать результат. «Таврия», напомню, последние четыре матча не проиграла и не пропустила ни одного гола, набрала 10 очков из 12 возможных. Ситуация стабилизируется. Через 20 дней выборы закончатся. И, я надеюсь, актуальность вопросов, связанных с политическим «мочиловом», тоже отпадёт.

- Вы стоите в Симферополе храм Александра Невского. Когда можно ждать окончания строительства?

В этом году, 12 сентября, в день памяти Александра Невского уже был открыт нижний храм, был установлен иконостас, который изготавливался в Индонезии из тикового дерева. Патриарх Кирилл несколько лет назад был на освящении золотых крестов. Мы вместе устанавливали золотые кресты и я получил из рук Патриарха высокую награду – орден Сергия Радонежского. Храм этот уникальный. Он был в 1829 году построен. В 1930 году большевики его взорвали. Теперь мы восстанавливаем его в первозданном виде – это был кафедральный собор. А кафедра  в царской России включала в себя Крым, Севастополь, Херсон, Николаев и Одессу. Здесь были и цари и многие известные политические деятели того времени. Сейчас в храме золотятся купола, ведутся отделочные работы. Я думаю, через год будут закончены все строительные работы. После этого год-два уйдут на художественную роспись – храм будут расписывать украинские  специалисты и специалисты из России, из Софрино. Я думаю, что это храм будет одним из самых величественных не только на Украине и в России, но и во всём православном мире в целом.

  http://glagol.in.ua